• Пт. Сен 18th, 2020

Будь здоров!

Если хочешь — будь здоров!

Фрустрация

ФрустрацияФрустрация (от лат. Frustratio — обман, тщетное ожидание) — психическое состояние острого пережи­вания неудовлетворенной потребности. После стресса это, пожалуй, наиболее распространенный вид трудных состояний, в которых может оказываться человек в своей жизни и деятельности. Ситуации, в которых это состояние возникает, и причины, их порождающие, получили соответственно названия «фрустрационные ситуации», «фрустрационные воздействия».

Причины фрустрации

Фрустрационные ситуации вызываются конфликтом между ак­туально значимой потребностью и невозможностью ее реализации, срывом мотивированного поведения. В повседневной жизни фрустрирующие ситуации могут быть связаны с широким диапазоном потреб­ностей, который условно можно распределить на две группы:

  1. Биологические потребности — сюда входят фи­зиологические (голод, жажда, сон), половые или сексуальные (потребность размножения, интимного контакта с существом противоположного пола), ори­ентировочные (потребность ориентирования в месте, времени, окружающей действительности) и т. п.
  2. Социальные потребности — трудовые, познава­тельные, межличностные, эстетические, нравственные.

Признаки фрустрации

Для фрустраций характерны следующие признаки отрицательных переживаний: разочарование, раздра­жение, тревога, отчаяние, «чувство лишения». Особенно трудно переносятся переживания человеком, когда он отвергается обществом, лишаясь привычных социальных связей.

Представление об этих переживаниях можно получить из описания (взятого из романа Ф. М. Достоев­ского «Преступление и наказание») состояния Рас­кольникова после совершенного им преступления. Неожиданный вызов в полицию послужил толчком к осознанию им полного краха привычных, нормаль­ных отношений с людьми и вызвал у него необыч­ные переживания:

«Мрачное ощущение мучительного, бесконечного уединения и отчуждения вдруг созна­тельно сказались в душе его… С ним совершалось что-то совершенно ему незнакомое, новое, внезапное и никогда не бывалое. Не то чтоб он понимал, но он ясно ощущал, всею силою ощущения, что не только с чувствительными экспансивностями, как давеча, но даже с чем бы то ни было ему уже нельзя более об­ращаться к этим людям, в квартальной конторе, и будь это все его родные братья и сестры, а не квартальные поручики, то и тогда ему совершенно незачем было бы обращаться к ним и даже ни в коем случае жизни; он никогда ещё до сей минуты не испытывал подоб­ного странного и ужасного ощущения. И что всего мучительнее — это было более ощущение, чем созна­ние, чем понятие; непосредственное ощущение, мучи­тельнейшее ощущение из всех до сих пор жизней пережитых им ощущений».

Выйти из этого мучитель­ного состояния, когда возникло осознание полного лишения нормальных человеческих связей, ему не удается. Приезд матери и сестры в Петербург и их радостная встреча у него на квартире только обостряет сознание непоправимого разъединения даже с близкими людьми. «Радостный, восторженный крик встретил по­явление Раскольникова. Обе бросились к нему. Но он стоял как мертвый; невыносимое внезапное созна­ние ударило в него как громом. Да и руки его не поднимались обнять их: не могли. Мать и сестра сжи­мали его в объятиях, целовали его, смеялись, пла­кали… Он ступил шаг, покачнулся и рухнул на пол в обмороке».

Этот фрагмент показывает нам, на­сколько сильно и глубоко фрустрация овладевает всеми сферами человеческой психики, пронизывая все структуры сознания и подсознания. Очень часто фрустрация развивается в резуль­тате неудовлетворенности собственным профессиональ­ным трудом, его содержанием и результатами. В че­ловеке дремлют возможности, о которых он очень часто и сам не подозревает и которые могут про­явиться лишь при определенных обстоятельствах.

Чело­век, по-видимому, использует только небольшую часть имеющихся в его биологической организации воз­можностей. Его генетический план реализуется не полностью, а его нервная система, как и иные системы организма, работает с относительно малой напряжен­ностью, так сказать, в «крейсерском» режиме. Ко­нечно, никто не знает доподлинно содержание своих жизненных программ, как и не знает шкалы своих воз­можностей. Однако человек часто ощущает, чувствует, что растратил по пустякам свои жизненные силы, что мог бы лучше работать.

Хорошо сказал об этом созда­тель учения о стрессе Г. Селье. «Старея и прибли­жаясь к завершению карьеры,— пишет он,— человек начинает сомневаться в важности своих достижений. Он испытывает чувство крушения от мысли, что хотел и мог бы сделать что-то гораздо более значитель­ное. Такие люди часто проводят остаток жизни в поис­ках козлов отпущения, ворчат и жалуются на отсут­ствие условий, на обременяющие семейные обязан­ности— лишь бы избежать горького признания: ви­нить некого, кроме себя».

Такого рода переживания, считает польский уче­ный-психиатр А. Кемпински, становятся все более реальными в обществе, где существует много способов реализации собственных намерений. В обществе с огра­ниченным выбором профессии (когда можно, к при­меру, быть лишь земледельцем, ремесленником или охотником) претензий к получению иной работы быть не может, она попросту невозможна. Но когда суще­ствуют различные возможности, как это имеет место в высокоразвитых странах, тогда чувство утраченных возможностей становится особенно горьким. Прихо­дится признать, как это ни парадоксально, что яв­ление фрустрации становится более распространен­ным с ростом экономического и культурного уровня общества.

Но понять это можно. Культура приводит к росту количества потребностей у человека, причем многие из этих потребностей, если воспользоваться определением Эпикура, не являются «ни естествен­ными, ни необходимыми для человека». Обилие за­просов не всегда бывает возможно удовлетворить пол­ностью. Возникновение фрустрации, ее выраженность обус­ловливается не только объективными обстоятельст­вами, но и, конечно, зависит от особенностей лич­ности, от ее «способности» терпеть.

При изменении по каким-либо причинам жизненных стереотипов чаще всего происходит нарушение удовлетворения привычного комплекса потребностей. В результате может возникнуть совокупность фрустраций. Типичные ситуации такого рода складываются, например, при призыве молодого человека в армию, при перемене места жительства. Даже такое радостное событие, как свадьба, таит в себе фрустрирующие моменты для каждого из супругов, так как в результате про­исходит нарушение сложившихся ранее привычных связей, стереотипов поведения.

Суммационный эффект, проявляющийся в состоя­нии человека, оказавшегося в совокупности фрустрирующих ситуаций, получил название фрустрационной напряженности. Этим термином обозначается интен­сивность проявления психофизиологических механиз­мов адаптации организма к фрустрирующим усло­виям. Непомерно высокая фрустрационная напряжен­ность при адаптационных нарушениях ведет к чрез­мерному усилению функций нервной и гормональных систем организма и тем самым способствует исто­щению его резервных возможностей.

Адаптация к фрустрирующим условиям идет тем успешнее, чем быстрее реорганизуется привычный комплекс потребностей, чем легче человеку отказаться от чего-то. Иногда это бывают равножелательные потребности, и каждую из них не хочется терять, но условия вынуждают чем-то жертвовать.

Бывает, что удовлетворение определенной потребности влечет за собой неприемлемые последствия или же, наобо­рот, связано с предшествующим преодолением неже­лательных обстоятельств и т. д.

Типы фрустрации

Все многообразие внутрипсихических конфликтов по своей формальной структуре можно подразделить на четыре типа:

  1. Конфликт типа «желаемое — желаемое» имеет место в том случае, когда необходимо выбрать одну из двух равножелаемых возможностей.
  2. Конфликт типа «нежелаемое — нежелаемое» связан с необходимостью выбора между двумя равно нежелательными возможностями.
  3. Конфликт «желаемое — нежелаемое» обычно представляет собой ситуацию, в которой стремление индивидуума к какой-либо цели удерживает страх или другой отрицательный момент, связанный с реа­лизацией желаемого.
  4. «Двойной» конфликт возникает при одновре­менном существовании двух тенденций: влечения и избегания. Для него характерны ситуации, при кото­рых одна из возможных линий поведения представ­ляет собой желаемый путь к нежелаемому резуль­тату, а другая — нежелаемый путь к желаемому результату. В итоге обе линии поведения можно оце­нивать либо как в равной мере привлекательные, либо как одинаково неблагоприятные.

Представленные типы внутрипсихических конфлик­тов способны порождать состояния выраженной фру­страции. Затянувшийся поиск приемлемого выхода из создавшегося трудного положения может оказаться причиной невротических нарушений, а то и явных заболеваний.