Стремление сломать игрушку

Стремление сломать игрушкуПрежде всего давайте разберемся, действительно ли ре­бенок, играя, ломает игрушку только потому, что ему непременно хочется сломать ее. Если, например, мы при­даем чересчур большое значение чистоте, порядку, бережному обращению с игрушками, то, безусловно, ошибёмся, оценивая поступки нашего ребенка.

Дети не­редко бывают настолько неумелыми, неловкими и не­осторожными, что случайно портят вещи и игрушки. Так вот, чтобы понять, происходит ли это случайно или же потому, что ребенку хочется сломать что-то, нужно учесть, как часто он совершает подобные действия, ка­ков при этом у малыша эмоциональный запал.

К при­меру, ребенок ломает игрушки каждый день, тогда действительно нужно расценивать это как желание ломать, даже если виновник выглядит совершенно невинным, ангелоподобным существом. Когда ребенок сердится, злится, стремление ломать проявляется еще более оче­видно.

Нередко он в гневе бросает игрушку на пол из-за досады, что не может научиться правильно обращаться с ней. Подобное, по-видимому, происходит и в том случае, когда, устав от бесконечных запретов родителей, он рвет на части свою тряпочную зверушку только потому, что не может сделать то же самое с мамой и папой.

Другая причина, вызывающая желание ломать, пор­тить, уничтожать, кроется в зависти, за которой стоит стремление самоутвердиться. Андрей, например, завидует Жене, потому что тот умеет собирать из деталей кон­структора очень высокие башни, и, чувствуя себя нес­пособным строить так же, злится не на Женю, а на башню, успокаивая себя тем, что рушит ее. Это его спо­соб самоутвердиться.

Нет нужды говорить, что подоб­ное желание ломать и портить часто направляется и на самих соперников, вызвавших зависть, а не только на их игрушки. Наконец, есть дети, у которых развивается та­кое чувство собственности, что они предпочитают сло­мать игрушку, чем отдать ее кому-то. Такое поведение означает только одно: «Не хочу ни с кем делиться: или она моя, или ничья».

Если не считать случайных поломок, то во всех ситу­ациях, когда желание сломать, испортить, разрушить связано с гневом, завистью или эгоизмом, в основе лежат неуверенность в себе и вражда к людям. Именно этот вывод и подсказывает нам самый надежный спо­соб предотвратить подобную реакцию, даже совсем «снять» феномен.

Самый первый совет — не заменять сломанные ребенком вещи новыми, а оставлять повсюду их обломки, чтобы наглядно были видны последствия его поведения. Рекомендуется иногда давать детям игрушки, которые можно разбирать и собирать, чтобы они могли удовлетворить свое любопытство.

Некоторые считают, что крайне важно давать ребятам очень прочные игрушки, которые они не смогли бы ломать. Хотя эти советы от­части и полезны, связать их с эмоциональными причи­нами такого желания ребёнка весьма трудно.

Поскольку проблему надо решать в целом, а не в частностях, необходимо помнить: чем меньше мы будем предпринимать что-либо, тем будет лучше. Это не значит, что надо совсем бездействовать. Ребенок мог бы принять наше попустительство за молчаливое одобрение. Поэтому нужно сделать самое необходимое — как можно мягче проявлять свое недовольство и раздражение.

Если ребе­нок, например, захочет что-то сломать или даже сломает в чужом доме, куда мы пришли в гости, принесем извине­ния при малыше, объясним ему, почему и мы, и все остальные не одобряют его поступок, предложим ему какое-нибудь другое занятие и, если необходимо, уведем его домой.

Было бы ошибкой силой принуждать малыша к повиновению по той простой причине, что подобная тактика может вызвать у него стремление еще больше ломать. Занять правильную позицию нам поможет соз­нание, что даже самые уравновешенные взрослые люди, когда были детьми, не всегда являли собой чудо добро­детели.

Словом, все, что мы сделаем, чтобы помочь ребенку адаптироваться к окружающей обстановке и к нам, наверняка уменьшит его желание ломать и разрушать. Большее участие в его жизни — с точки зрения ребенка, а не с нашей — позволит ему почувствовать себя люби­мым и желанным.

Чем более уверенным в себе станет ребенок, тем реже он будет испытывать гнев, зависть, тем меньше в нем останется эгоизма. Наконец, если мы пони­зим тон наших нагоняев, когда ребенок рассердит нас, то не покажем ему пример, которым он мог бы по наивности вдохновиться.



Comments are closed.