Физическое наказание

Физическое наказаниеФизическое наказание никогда не оказывается хорошей дис­циплинарной мерой. У вас, несомненно, найдутся друзья, которые думают иначе, и вы не раз слышали от них: «Я отшлепал его как следует, и он перестал это делать».

Они, конечно, говорят правду. Вполне возможно, что ребенок больше никогда не повторит проступок, за ко­торый ему влетело. Но знают ли родители, что произошло в мыслях, чувствах и поведении ребенка, даже если внешне он не изменился?

Если отшлепать малыша, да к тому же побольнее, это непременно приведет к совер­шенно определенному результату — он быстро научится бояться вовсе не того, что нельзя делать, а ВАС. В самом деле, всегда именно так и происходит.

Если шлепки имели успех, значит малыш стал бояться вас. Вы преоб­разили его поведение, желание заменили страхом, и это самое худшее, что можно сделать для психического здо­ровья ребенка.

Причина, по которой я говорю вам об этом, заклю­чается в том, что с течением времени становится гораздо легче контролировать желания ребенка, чем бороться со страхом. Подрастая, человек приобретает умение кон­тролировать, изменять и направлять свои желания. Сама общественная жизнь помогает в этом.

Но как бы мы ни научились владеть своим страхом, никто не в силах по­мочь нам освободиться от него полностью. Страх, к сожа­лению, очень сильно меняет наш облик: он делает нас робкими, нерешительными, теряющимися, неуверенными в себе и почти начисто лишает жизненного оптимизма.

Бить детей плохо еще и по другой причине. Научив­шись бояться нас, дети начинают испытывать к нам сна­чала неприязнь, а затем и ненависть. Если этот конфликт возникает в раннем детстве, ребенок привыкает ожидать враждебности от всех, кто любит его, и даже восприни­мает ненависть как нечто сопутствующее любви. Подоб­ные конфликты, свойственные и взрослым, вносят большое смятение в жизнь детей.

Шлепки, как это ни прискорбно, часто вызывают совсем обратный результат, чем тот, которого мы доби­ваемся: они лишь прочнее закрепляют неверное поведе­ние ребенка и нисколько не меняют его. Ребенок начи­нает думать, что стоит, пожалуй иной раз получить под­затыльник ради удовольствия, чтобы позлить родителей. Кроме того, он ждет наказания и хочет получить его просто ради очистки совести.

Он знает: за то, что он натворил, нужно расплачиваться. А расплатившись, чувствует себя вновь свободным и начинает опять повторять свои вы­ходки, только теперь уже с большей осмотрительностью, чтобы его не поймали на месте «преступления». Короче, ребенок удовлетворяет и свое желание сделать что-то недозволенное, и очищает свою совесть.

Конечно, всем нам, родителям, и мне в том числе, слу­чалось приходить в такое отчаяние от поведения ребёнка, что хотелось надавать ему хороших тумаков. Но если уж мы и шлепаем их «под горячую руку», то надо хотя бы отдавать себе отчет, что мы делаем это не для исправления ребенка, а лишь для того, чтобы разрядить свои нервы: дети выве­ли нас из терпения и мы берем реванш.

Все это говорит о том, что мы гораздо хуже владеем собой, нежели доби­ваемся идеального поведения от детей. Поэтому надо всегда помнить: при всем желании мы никак не можем дать детям больше того, что у нас есть.

Разумеется, нетрудно говорить обо всем этом, когда не приходится иметь дело с ребенком, доводящим нас до отчаяния. Утешимся же сознанием, что шлепки не так уж вредны, если достаются детям нечасто и вознаграж­даются нашей любовью в других ситуациях.

Однако помните, что:

  1. Шлепая ребенка, вы учите его бояться вас.
  2. Поведение ребенка будет строиться на непредска­зуемой основе, а не на понимании и принятии законов морали.
  3. Проявляя при детях худшие черты своего харак­тера, вы показываете им плохой пример.
  4. Телесные наказания требуют от родителей гораздо меньше ума и способностей, чем любые другие воспита­тельные меры.
  5. Шлепки могут только утвердить, но не изменить поведение ребенка.
  6. Задача дисциплинарной техники — изменить ЖЕ­ЛАНИЯ ребенка, а не только его поведение.


Comments are closed.