Еда

ЕдаПринятие пищи может быть развлечением, во всяком случае оно должно доставлять удовольствие и детям, и взрослым.

Мы все приходим в этот мир с отличным аппе­титом и, естественно, в детстве едим больше, чем в зре­лом возрасте. И все же, несмотря на прирожденный ап­петит и удовольствие, какое мы получаем от еды, нередко ситуация может измениться.

В какой-то момент мы вдруг замечаем, что наши дети проявляют равнодушие или да­же выражают отвращение к пище, которую предлагаем им.

Мы начинаем тревожиться, беспокоиться, возмущать­ся и, наконец, выходим из себя. Придумываем разного рода уловки, чтобы заставить ребенка поесть, и постоян­но проигрываем сражение, потому что единственное, что здесь может принести пользу, — это НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ.

ЛУЧШИЙ СПОСОБ РАЗРЕШИТЬ ЛЮБУЮ ПРО­БЛЕМУ ДЕТСКОГО ПИТАНИЯ ИМЕННО В ТОМ И ЗАКЛЮЧАЕТСЯ, ЧТО НЕ НУЖНО НИЧЕГО ДЕЛАТЬ.

Оставим ребенка в покое. Если он ощутит голод, он по­ест, а не захочет есть, ни за что не будет этого делать. Перестанем упрекать его, заставлять, кричать, ругать, угрожать, что лишим фруктов или сладкого. ЛУЧШЕ ВСЕГО ВООБЩЕ БОЛЬШЕ НЕ ВСПОМИНАТЬ О ЕДЕ. Не будем совсем говорить о ней за столом. И на­до поступать так не день и не два, а добрых два ме­сяца.

Однако осознать и применить этот совет на практике крайне трудно. Гораздо легче хоть что-то предпринимать, чем вовсе ничего не делать. Мы убеждены, что должны заставлять ребенка принимать пищу, иначе он похудеет, побледнеет и заболеет. Так нередко считают даже те ма­тери, чьи дети весьма упитанны. Иные родительницы видят в отказе ребенка от пищи пренебрежение к столь очевидному доказательству любви и понимания, какую заботу проявляют их близкие, предлагая им эту еду.

Дру­гая причина, которая побуждает нас действовать реши­тельно, а не оставаться пассивными, заключается в том, что всегда легче идти проторенным путем, чем новым. Очевидно, мы полагаем вопрос питания ребенка настоль­ко важным, что он не может не превратиться в проблему. И было бы наивно ожидать, что после знакомства с нашими советами родители на следующее утро уже изменят свое мнение и станут спокойно относиться к проблеме, которая еще вчера считалась столь значи­тельной.

Одному моему знакомому педиатру, не­редко удавалось повлиять на убеждения обеспокоенной матери самым несложным приемом — он переносил раз­говор о проблеме питания с ребенка на домашнюю со­баку.

В самом деле, ведь никому обычно и в голову не приходит тревожиться из-за того, что наша собака отка­зывается от еды. Просто предполагается, что она где-нибудь что-нибудь перехватила. И ТОЛЬКО В ТОМ СЛУ­ЧАЕ, ЕСЛИ В ПОВЕДЕНИИ ЖИВОТНОГО ПОЯВ­ЛЯЮТСЯ КАКИЕ-ТО ДРУГИЕ ЗАМЕТНЫЕ ИЗМЕ­НЕНИЯ, НАЧИНАЮТ БЕСПОКОИТЬСЯ, ПОЧЕМУ ОНА НИЧЕГО НЕ ЕСТ.

Те же самые встревоженные мамы не могут не признать, что собака, если голодна, может даже укусить того, кто вздумает отбирать у нее еду. Вот в этом-то все и дело. Если мы станем обращать­ся с ребенком подобным же образом, к нему вернутся и первоначальный аппетит, и удовольствие от еды.

Пита­ние человека столь тесно связано с разными правила­ми и условностями, что мы легко забываем о главном: потребность в еде врожденное, инстинктивное чувство и никуда от нас не уйдет.

В заключение следует посове­товать: ЕСЛИ В ПОВЕДЕНИИ РЕБЕНКА, ОТКАЗЫ­ВАЮЩЕГОСЯ ОТ ЕДЫ, НЕТ СЛЕДОВ АПАТИИ И ОН ДОСТАТОЧНО АКТИВЕН, МЫ ДОЛЖНЫ НАЧИСТО ЗАБЫТЬ О ПРОБЛЕМЕ ПИТАНИЯ. Только так мы до­бьемся того, что наше дитя будет любить и нас, и еду, и самого себя еще сильнее прежнего.



Comments are closed.