Воровство

ВоровствоПсихологи единодушны во мнении, что тенденция к воров­ству у детей НЕ ИЗЛЕЧИВАЕТСЯ с помощью наказания. Это верно, что общество учит уважать законы, прибегая к суровым мерам. Но так же верно, что ни одна из них не применима к ребенку дошкольного возраста.

Согласно за­кону он еще не способен отвечать за свои поступки. И ро­дители поступят правильно, если займут такую же пози­цию и будут считать проявления воровства у ребенка по­ступком безответственным.

Воровство «излечивается» не только внушением и оценкой поведения малыша. Важно еще так повести разговор, чтобы он захотел вас по­нять и согласился с нашим мнением.

Если не брать некоторые особые социальные среды, воровство — относительно редкое явление среди малень­ких детей и не составляет проблемы хотя бы потому, что ребенок еще не имеет никакого понятия о собствен­ности.

Он знает разницу между «иметь» и «не иметь», у него есть желания, он может испытывать зависть, но малыш ещё не настолько независим, чтобы прийти к аг­рессивному самоутверждению, которое лежит в основе во­ровства.

Подобное стремление может возникнуть в том случае, если среда, в которой он растет, освобождает его от авторитета родителей и вынуждает нарушить право чьей-то собственности. Так обычно случается в семьях, где живут в скученности и тесноте, где роди­тели не интересуются детьми, бросая их на произвол судьбы, а у старших детей есть немало дурных привычек, каким и подражают малыши.

Что делаем мы, родители, когда узнаем, что наш ребе­нок ворует? Прежде всего стараемся понять, ворует ли он всерьез или НЕВИННО уходит с чужими вещами в кармане. Это разные вещи.

Совершив кражу, ребенок намеренно скрывает это от других, сознавая, что сделал что-то дурное. Когда же, напротив, речь идет о невинном присвоении (хотя и заслуживающем порицания), достаточно обратиться к сознанию малыша и разъяснить ему общепринятые пра­вила. А если такое разъяснение ни к чему не приве­дет, мы должны задуматься о причинах плохого поступка.

Обычно речь идет о серьезной неудовлетворенности ре­бенка, о его протесте и враждебности по отношению к авторитетам и, несмотря на независимость, с которой он бросает им вызов, свидетельствует о неспособности контролировать свои порывы.

Ясно, что наказание лишь поддержит в ребенке все эти чувства. В то же время если мы постараемся ободрить его, поможем ему по­нять и принять наше общество и наш образ жизни, то он сможет избавиться от чувства враждебности и раз­вить самоконтроль.

Самое важное, что есть у ребенка,— это родители. Отдать ему большую часть самих себя, по-видимому, лучший способ решения проблемы. Не назойливая опека, а дружеское, горячее, живое участие, благодаря которо­му он почувствует, что мы СВОИ люди. Только в этом случае у него притупится чувство враждебности и он сможет найти другой способ излить неизбежную агрессив­ность социально приемлемым образом.

Еще недавно считалось, будто детская преступность — наследственная болезнь. Некоторые социологи предложи­ли использовать так называемое игровое поле и, ко всеоб­щему изумлению, доказали, что когда у ребенка появляет­ся возможность проявить свою потребность в активной деятельности, то сразу же резко падает и коэффи­циент преступности. Хорошо организованная семья способна предложить ребенку бесконечное количество вари­антов выражения его активности без нарушений общественного порядка.

Только в том случае, когда ребенок почувствует, что родители любят его и он по-настоящему любит их, только тогда он ХОЧЕТ быть таким, как они, и подражать им. Никакие призывы к ограничению желаний, разумеется, не воздействуют на него. И если ребенок действительно захочет походить на родителей и заслужить их расположение, он станет понимать пользу контроля своих поступков.

Вот почему так важно, чтобы он был хорошего мне­ния о родителях, иначе он останется непослушным. Не чувствуя опоры, поддержки и уверенности в себе, кото­рые дает ему наша любовь, он вынужден будет красть то, что не может приобрести естественным путем. Вещи, которые он ворует, сами по себе не имеют для него ни­какого значения, но они как бы олицетворяют то ДРУГОЕ, что ему отчаянно хочется иметь.

И все же мы должны рассматривать воровство как один из симптомов самоутверждения ребенка в жизни. Однако точно так же, как мы не упрекаем его за то, что у него поднялась температура, мы не должны нака­зывать его и за кражу. Возвратим владельцу то, что он унес, постараемся выяснить, чего ребенку недостает дома, и попытаемся сделать все возможное, чтобы дать ему то, чего ему не хватает.

Очень важно, чтобы между роди­телями и детьми сложились добрые отношения. Только тогда удастся внушить ребенку представление об истинной порядочности и честности.

Есть люди, которые считают, будто у каждого из нас бывает желание украсть. Воз­можно, именно поэтому мы так остро реагируем, ког­да обнаруживаем такое пристрастие у наших детей, — они открыто делают то, о чем мы можем думать лишь тайком. Признав, что между нами не такая уж большая разница, мы скорее поймем наших детей и быстрее уста­новим с ними ясные и простые отношения.



Comments are closed.