Психологическая зрелость

Психологическая зрелостьМы достигаем так называемой психологической зрелости, когда оказываемся в состоянии контролировать свои же­лания и чувства.

Мы знаем, что хотя с возрастом человек обычно приобретает больше опыта и лучше разбирается в жизни, но все-таки психика его далеко не всегда разви­вается столь же успешно.

Недаром старая поговорка предупреждает: «Хоть овца и блеет звонко, но похожа на ягненка». Повзрослев физически, мы можем оставаться младенцами в психологическом отношении.

К сожалению, многие из нас одинаково реагируют на свои разочарования и поражения и в 20, и в 30 лет. Правда, достигнув зрелого возраста, мы больше не пла­чем по пустякам, но все равно ведем себя так, словно вот-вот «расклеимся».

Посмотрите на себя: многие из нас, хотя мы уже со­вершенно взрослые и самостоятельные люди, сердятся на замечания и требования своих пожилых родителей точно так же, как в детстве и отрочестве. Еще чаще у людей со­храняется склонность к инфантильным реакциям не толь­ко в общении с родителями, но и с окружающими нас ав­торитетными людьми.

Преподаватели, полицейские, судьи, даже работодатели — все могут заставить нас вновь почувствовать себя детьми. И если они критикуют нас, мы переживаем те же эмоции, что и в детстве, когда получали подзатыльники. Некоторые из нас, сталкиваясь с этими людьми, по-прежнему испытывают нечто похожее на страх.

Не только страх, но и все другие психические реак­ции, возникшие в детстве, могут сохраняться неизменны­ми во взрослой жизни. Одни, например, по-прежнему жаждут похвал от окружающих, другие остаются кап­ризными, лишенными самостоятельности и чувства реаль­ности, эгоцентричными, как в младенчестве.

Короче, само по себе физиологическое развитие никак не гарантирует тех изменений психики, которые совершенно необходимы человеку, чтобы не остаться «маленьким» в такой исклю­чительно важной сфере нашей жизни, как чувства, жела­ния, эмоции.

Теперь, когда нам ясно все это, мы любой ценой ста­раемся сделать так, чтобы наши дети достигли полной психологической зрелости. Добиться этого непросто, поскольку тут имеется тесная связь со всеми сторонами отношений родителей с детьми. В сущности, любые наши поступки оказывают влияние на их развитие.

Вообще мы сможем помочь психическому развитию наших детей, ес­ли постоянно будем помнить о следующих семи пунктах:

  1. НАША собственная ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ зре­лость — здесь наиважнейший фактор. Если, например, сами мы будем реагировать капризом на каприз ребен­ка, то не покажем ему примера, которому стоит под­ражать.
  2. Неправильный подход к ребенку при формировании определенных жизненных навыков (питание, сон и так далее) неизменно увеличивает трудности развития по многим причинам.
  3. Насколько хватает наших сил, нужно стараться, чтобы ребенок охотно переходил от одной стадии разви­тия к другой, расставаясь с некоторыми привычками, ха­рактерными для предыдущего этапа. Сосание, например, неизбежно в первые 9 месяцев жизни, но, когда малыш начинает пить из чашки, эта привычка должна у него пропасть. Вполне естественно, что с каждым годом дети должны все меньше и меньше падать и ушибаться. Иными словами, мы обязаны стараться не мешать, пусть даже невольно, развитию детей и не забывать, что ребе­нок — это растущий организм. Можно также добавить, что столь же опасно считать его более взрослым, чем он есть на самом деле.
  4. Мы никогда не бываем УДОВЛЕТВОРЕНЫ раз­витием наших детей. Многие из нас — очень мно­гие! — полагают, будто ребята взрослеют только потому, что им объяснили, что они должны делать, а когда дети не оправдывают наши надежды, мы сердимся, раздража­емся и повторяем наш урок с большей строгостью. Но да­же если ребенок после такого урока и проявит большую психическую зрелость, у нас нет никаких оснований считать, что он действительно ЧУВСТВУЕТ себя повзрос­левшим. На самом деле мы можем стимулировать разви­тие наших детей только одобрением и подбадриванием: то есть мы должны меньше требовать от них чего бы то ни было и всеми силами стараться вызвать у них самих желание расти. Приведем пример. Мы хотим, чтобы наш ребенок де­лился своими игрушками с другими своими однолетками. Если мы решительно потребуем от него этого, он, конеч­но, послушается нас, но будет настолько обижен, что наш нажим окажется совершенно бесполезным. Если же, на­против, без всякого принуждения позволить ребенку осознать, какую радость принесет ему его великодушие, спустя некоторое время он сам захочет поделиться с дру­гими своими игрушками.
  5. Ребенок может развиваться психически, только ес­ли у него имеется возможность все лучше и лучше позна­вать самого себя. Ежели он все время находится под строгим наблюдением, исключительно в обществе взрос­лых, это окружение мало в чем поможет ему. Малыш мо­жет казаться развитым не по возрасту, но на самом деле оставаться дитём. Он сможет познать самого себя, только если у него появится немало возможностей проявить себя. Это значит, мы должны во многих случаях позволить нашим детям самим таскать каштаны из огня. Пред­ставьте, например, что Захар, которому 2,5 года, хо­чет забраться на какую-то горку, но вы, считая это опас­ным, не позволяете ему. Поступая так, вы не только пере­даете ему свой собственный страх, но и мешаете почув­ствовать собственные способности и резервы. А если он не осознает их, как можно ожидать, что он проявит бес­страшие в других ситуациях, какие ждут его впереди?
  6. Любить своих детей и в то же время ЛЮБИТЬ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ — это самое лучшее, что мы можем сделать, чтобы стимулировать психическое развитие детей. Любить — значит принимать, одобрять, желать мирного сосуществования. Хотя уверенность детей в себе зависит в основном от нашей любви, они должны понять, что эта любовь не является их исключительной собствен­ностью. Слишком часто мы допускаем ошибки, позволяя ребенку думать, будто вся наша любовь без ограничения принадлежит только ему одному. Если малыш будет по­нимать, что наша любовь к нему — это лишь часть общей любви, какую мы питаем и ко многим другим людям, у него появится значительно больше желания не оставать­ся навсегда ребенком.
  7. Одно из самых главных отличий ПСИХОЛОГИЧЕ­СКИ зрелого человека состоит в способности от чего-то отказаться. Никому не бывает приятно услышать отказ в чем-либо, и все же такое приходится пережить каждому. Жизнь будет гораздо проще, если мы научимся отказываться. Несомненно, это самый трудный урок, какой она дает нам. Поэтому мы не можем рассчитывать, что дети освоят его в одночасье. По многим аспектам мы и сами, уже будучи взрослыми, все еще с трудом преодолеваем этот барьер, и если не плачем, то это вовсе не означает, что нам не больно.

В возрасте между 3,5 и 4 годами дети, как правило, почти все свои разговоры начинают со слова «хочу». Од­на из наших родительских обязанностей — объяснить ребенку, как важно научиться отказываться от чего-либо или откладывать на какой-то срок исполнение желания.

Самое опасное здесь — слишком рано достичь цели. Мы довольно легко отвечаем отказом на многие преувеличенные запросы ребенка. Но важно делать это так, чтобы малыш понял, ПОЧЕМУ мы отказываем, и принял это спокойно и осознанно. Мы должны также са­ми понять, как помочь ему в этом.

Какую степень психологической зрелости мы можем ожидать к 6 годам жизни нашего ребенка? Очевидно, весьма небольшую. Определенное психологическое разви­тие, несомненно, должно у него быть, но мы оказались бы безумцами, если бы думали, будто ребенок может стать за это время вполне зрелым человеком.

Мы можем ожидать, например, что в 6 лет наш ребенок не так часто будет пус­каться в слезы, как в 2 года, и окажется гораздо общитель­нее, чем прежде. Есть немало других моментов, которые нужно учитывать. И все же ребенок в этом возрасте в основном еще недостаточно развит психически. Наша задача состоит в том, чтобы заложить фундамент буду­щего здания, а сделать это мы сумеем только в том случае, если будем более требовательны к себе, чем к ребенку.



Comments are closed.