Первые шаги

Первые шагиКазалось бы, первые шаги ребенка никак не связаны с развитием его личности. Все мы знаем, что малыш учит­ся ходить постепенно, сам, и наша помощь ему здесь не нужна. Любые попытки помочь совершенно бесполезны, пока у ребенка не разовьются нервно-мускульные навы­ки держаться на ногах и передвигаться.

Хотя речь идет о феномене, связанном с физическим развитием, перемены, которые происходят, как только ребенок начинает делать первые шаги, имеют для него большое психологическое значение.

Посмотрите, что получается — пока ребенок не умеет ходить, мы радуемся любому его действию так бурно, словно это какие-то со­вершенно необыкновенные события. Когда он говорит «ма», нам слышится «мама», когда он на что-то пока­зывает, мы считаем это проявлением необычайного ин­теллекта, ликуем, что он развит не по возрасту. Во всем, что бы он ни делал, мы видим нечто большее, чем есть на самом деле. И это неудивительно, ибо таково проявле­ние нашей любви к ребенку. И очень хорошо, что это так.

Когда малыш встает наконец на ножки и начинает ходить, мы приветствуем его первые шаги чуть ли не пу­шечным салютом, делаем из этого событие государ­ственной важности. Действительно, умение ходить стано­вится одной из самых важных вех в его жизни. Ребенок, разумеется, и сам исключительно рад, что встал на ноги. Но еще больше он радуется аплодисментам родных. В этот период своей жизни родители представляются ему олицетворением любви и нежности.

К сожалению, спустя некоторое время происходят ме­таморфозы, которые вынуждают его совершенно изме­нить свое мнение. Теперь, когда дитя бродит по дому, мать обнаруживает, что уследить за ним не так-то просто. Нужно все время не спускать с него глаз.

С умением хо­дить малыш может полнее удовлетворить свое любопыт­ство, более того, оно даже возрастает. Ребенок начинает обследовать все уголки дома и добирается до самых раз­ных вещей, берет их, сует в рот, из-за своей неумелости спотыкается, падает и что-нибудь разбивает.

Тут мама зовет его, но голос ее звучит громче обычного, потому что она кричит из другой комнаты или из кухни. И меняется не только сила звука, но и тон становится напряженнее, и, что самое печальное, мама уже не такая ласковая, как прежде. Все чаще и чаще появляется в ее словаре «нет».

Ребенок чувствует теперь, что мама не столько обод­ряет его к действиям, как прежде, сколько, наоборот, порицает. Очень возможно, что малыш воспринимает ее как полицейского. Но еще хуже, если мама более оза­бочена сохранностью вещей, а не ребенком. Малыш не может не заметить этого.

Ему КАЖЕТСЯ, что она нередко предпочитает их ему, что они становятся преградой меж­ду ним и ею — барьером собственности. Разумеется, он не формирует свою мысль столь четко и ясно, но смысл ее именно таков: в доме есть вещи, которые мама любит больше собственного ребенка.

Понятно, что в такой ситуации малыш чувствует себя обиженным родителями. Этот конфликт становится все напряженнее и разгорается еще больше из-за многих других событий, которые происходят после того, как он сделал первые шаги.

Теперь, когда он может заглянуть куда угодно, он постоянно пачкает свою одежду и руки. Хотя мама и любит его, она, конечно, не способна спокой­но относиться к беспорядку, который тот устраивает, и к тому, что он вечно грязный. Многие женщины больше лю­бят чистых детей, чем перепачканных в чем-нибудь, а ре­бенку трудно осознать это. Он понимает только одно: мама любит его, но в то же время, похоже, за что-то сердится. За что?

Ребенок чувствует, что, хоть он и умеет ходить, ему трудно поспеть за родителями и те иногда раздражаются, когда он отстает от них. Некоторые дети часто падают, и взрослые в одном случае ласково утешают их, а в дру­гом — злятся и кричат, велят быть внимательнее. Слу­чается, что иные родители к одной беде добавляют дру­гую, крепко шлепая упавшего. Короче, все это вынужда­ет малыша думать, что мир в конце концов вовсе не так уж и прекрасен, как казалось поначалу.

Обычно недовольство детей, что называется, написа­но у них на лице. Пока они ползают на четвереньках, малыши часто выглядят невинными счастливыми анге­лочками, словно на рекламном плакате. Но стоит им научиться ходить, как многие из них утрачивают выраже­ние безмятежного счастья и смотрят озабоченно и даже испуганно.

Чтобы по-прежнему ласково обращаться с ребенком, который научился ходить, нужно поступать следующим образом:

1. В тот день, когда ребенок начал ходить, уберите все хрупкие и ценные вещи подальше, чтобы он не мог до них добраться, даже если ваш дом на время лишится укра­шений. Зато вы будете меньше походить на полицейского.

2. Постарайтесь застелить полы коврами. Если малыш что-нибудь и уронит, то, как правило, с небольшой высоты, и ковер может спасти эту вещь. Он поможет также сох­ранить в чистоте вашу мебель.

Конечно не стоит позволять детям обращаться с мебелью подобно Тарзану с лианами в джунглях. И все-таки они непременно будут забираться на сиденья, — а как же иначе им попасть на них? Кроме того, дети ведь маленькие и, усаживаясь в кресло, не до­стают ножками до пола, волей-неволей они забираются в него с ногами.

3. Поймите раз и навсегда: с тех-пор, как ваш ребенок научился ходить, вам предстоят многие месяцы особых предосторожностей и усиленного внимания. Постарайтесь занимать малыша какими-нибудь делами или игрушками, которые ему нравятся, чтобы не приходилось без конца одергивать его, ЭТО НА КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ приоста­новит его путешествия по дому, но помните, что подвиж­ный ребенок — это здоровый ребенок.



Comments are closed.