«Нельзя!»

"Нельзя!"Если бы огромный колокол звонил всякий раз, когда мы произносим «Нельзя!», думаю, мы не смогли бы вы­нести такого шума. И все же каждый раз, как только мы говорим это слово, в ушах наших детей оно звучит оглушительным звоном.

Можно ли вытерпеть это? И дети не терпят: они сердятся, злятся, кричат, протестуют и часто становятся еще более упрямыми.

Конечно, совершенно очевидно, что мы, родители, не можем допустить, чтобы дети пренебрегали нашим жиз­ненным опытом, нашими представлениями о том, что пло­хо и что хорошо, что полезно и вредно, и тому подобное.

Что же нам делать? Исключить «Нельзя!» из нашего словаря? Конечно, нет. Ведь дети неопытны, неразумны, многого не знают, и нам постоянно приходится учить их.

Беда, если мы употребляем «Нельзя!», лишь выражая свое нетерпение, а не из желания поправить ошибку ре­бенка или предостеречь его. Мы произносим это слово раздраженно, гневно, словно приказание, —  друзья таким тоном не разговаривают!

Большинство из нас понимает это, но не умеет найти выход из положения. Многие родители нередко жалеют, что слишком часто повторяют ребенку «Нельзя!», решают иначе с ним обращаться, но вскоре забывают и ведут себя по-прежнему. Изменить свой характер нелегко, поэтому надо стараться уяснить некоторые важные положения.

Прежде всего следует понять, что ребенок  целиком находится в плену своих желаний, над которыми у него еще нет или почти нет никакой власти. Понадобятся мно­гие годы, прежде чем он научится управлять ими. Если же мы попробуем укоротить этот срок, то допустим гру­бую ошибку.

Было бы слишком наивно надеяться научить детей за несколько первых лет жизни добровольно отка­зываться от чего-то, идти на компромисс, отдалять испол­нение своих желаний. Точно так же не следует ожидать, что они поймут наши уроки с первого же разъяснения или после первой взбучки.

Во-вторых, если надо в чем-то отказать ребенку, сде­лаем это по-дружески. Конечно, поправить его ошибку необходимо, но  в любом случае надо сохранить с ним добрые отношения и не унизить его человеческое до­стоинство.

В-третьих, неправильное употребление слова «Нель­зя!» только тормозит ПОВЕДЕНИЕ ребенка, но ни­сколько не отменяет его ЖЕЛАНИЕ. Наши резкие и настойчивые «Нет!», «Нельзя!» лишь вызовут у него чувства ущемленности и огорчения.

Даже если нам удастся запретить детям что-нибудь, чего, на наш взгляд, делать нельзя, не разумнее ли исправить, из­менить само их желание сделать это? Но как? Глав­ным образом с помощью мягких, спокойных и терпеливых объяснений, ПОЧЕМУ именно нельзя или не стоит делать то, что вы запрещаете или в чем отказываете.

Нет, я не считаю, что все мы способны на это, и тем более в любой момент. Но если мы все же попытаемся вести себя с детьми так почаще, нежели прежде, то непременно бу­дем вознаграждены — пусть не сразу, а какое-то время спустя. Это гарантировано.

Нет нужды добавлять, что сделать это гораздо труднее, чем всякий раз кричать «Не-е-е-е-т!» из одной комнаты в другую.

В то же время не совершайте ошибку, ожидая, пока ребенку исполнится 5—6 лет. Обычно «Нет!» и «Нельзя!» начинают звучать, едва малыш научится ходить. Вот тут-то и следует приниматься за решение подобной про­блемы.

Наконец, если вы считаете, что ваш характер исключает всякий терпеливый и спокойный подход к ребенку, вам остается сделать одну крайне важную вещь: раз уж ваша нервозная манера все запрещать выводит ребенка из себя, настраивает его против вас, вознаградите его особенно нежной лаской в минуты, когда проявляете свою любовь.



Comments are closed.