Агрессивность

АгрессивностьОчевидно, что ребенку в раннем возрасте неизбежно при­суща определенная АГРЕССИВНОСТЬ. Мы должны поэтому ОЖИДАТЬ ее проявления и даже РАССЧИТЫ­ВАТЬ НА НЕЕ. Детская агрессивность, несомненно, подвергнет тяжелому испытанию наше терпение и создаст напряженность в отношениях с ребенком.

Временами мы будем прибегать к большей строгости, а потом догадаем­ся, что напротив, нужно быть с ним ласковее и внима­тельнее. И если агрессивность обычно возникает как ре­зультат обманутых детских надежд, то нам с вами тем более следует помнить, сколько разочарований приходит­ся на нашу родительскую долю.

Так или иначе, крайне редко удается полностью осво­бодить ребенка от его агрессивности. Но даже если бы такое было возможно, не следует стремиться к этому, потому что агрессивность имеет свои положительные и отрицательные, здоровые и болезненные стороны.

Она может проявляться в предприимчивости и активности или, напротив, в непослушании и сопротивлении. Агрес­сивность способна развить дух инициативы или же поро­дить замкнутость и враждебность, может сделать ребен­ка упорным либо безвольным. И это лишь некоторые из альтернатив. Разумеется, нам важно поощрять развитие положи­тельных сторон агрессивности и препятствовать ее отри­цательным чертам. Для этого необходимо понять ее при­роду и происхождение.

Нет сомнения, что агрессивность обнаруживается очень рано. Каждый может убедиться в этом на собственном родительском опыте. В отчаянном плаче грудного младенца нетрудно услышать злость и возмущение. Причина проста: малышу что-то не позволяют или в чем-то отказывают, вот это и раздражает его.

Из всех живых существ на земле дети, безусловно, самые ранимые, их легче всего обидеть или обмануть. Их физиологические потребности проявляются с такой же силой, как и у самого крохотного живого существа. Однако должно пройти немало времени, прежде чем ре­бенок научится самостоятельно удовлетворять их. Иными словами, младенчество и детство человека длятся доволь­но долго.

С самого рождения ребенок целиком и полностью за­висит от нас, родителей, причем положение его не меняется в течение многих лет. Даже если наши заботы о нем совершенно непроизвольны (что в общем-то далеко не так), мы, взрослые, в силу целого ряда различных причин порой вынуждены уделять детям меньше внима­ния, чем следует, и навязывать им то, что их сердит и злит. Мы не в силах избежать подобных поступков, и мало проку от нашего намерения не делать этого.

Мы стараемся по мере возможности помочь ребенку освоить­ся в окружающем мире, но малыш все равно чувствует себя подавленным его огромностью. Должно пройти 2,5 года, прежде чем он сможет дотянуться до дверной ручки лишь затем, чтобы убедиться — у него не хватает сил по­вернуть ее. Неспособность управлять своими побуждениями и желаниями, и неумение контролировать их, ус­ложняют жизнь ребенка. Возникшие одновременно чув­ства голода и усталости, например, неизменно становят­ся для него причиной гнева и раздражения.

Одним словом, ребенку часто приходится страдать от огорчений. Нет такого дня, чтобы какой-нибудь его порыв или какое-либо желание не были подавлены. И, плача, он постепенно переходит от призыва о помощи к отчаян­но гневному протесту. Вот так и рождается агрессив­ность, отсюда она и проистекает.

Агрессивная реакция по своей сути — это реакция борьбы. Она складывается из неудовлетворенности, протеста, злости и явного насилия, возникает при попытке ребенка изменить положение ве­щей. Все это совершенно нормально и, безусловно, пред­почтительнее, чем хныканье, жалобы, покорное повинове­ние, бесплодное фантазирование и другие проявления ухода от действительности.

В жизни немало ситуаций, которые вынуждают чело­века на борьбу. Нам нравятся люди, презирающие опас­ность, преодолевающие препятствия, упорные в достиже­нии цели и, наконец, те, кто любит соревноваться. Одна­ко с агрессивностью связаны также ложь, вымогатель­ство, насилие, нанесение душевных и физических травм и даже убийство. Вот почему речь должна идти не о том, чтобы полностью исключить агрессивность из характера детей, а о необходимости ограничивать и контролировать ее, а также поощрять те ее проявления, которые не при­носят вреда личности и обществу.

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ИЗБЕЖАТЬ ЧРЕЗМЕРНОЙ АГРЕССИВНОСТИ В ВАШЕМ РЕБЁНКЕ — ПРОЯВЛЯТЬ К НЕМУ ЛЮБОВЬ. Нет малыша, который, чувствуя себя любимым, был бы агрессивным. Обычно явно выра­женная агрессивность отличает как раз тех детей, которые удивляют своих родителей неожиданными, пусть и нечастыми, проявлениями уважения, послушания, привя­занности, когда хотят получить прошение, — это их спо­соб добиться любви.

Разумеется, каждый из нас убежден, что любит своего ребенка, и из этого заключает, что у детей вообще нет ос­нований быть агрессивными. Мы любим своих детей, это верно, но далеко не все проявляем нашу любовь столь очевидно, чтобы малыши почувствовали ее. Ребенок, например, не ощущает нашу нежность, когда мы энергично отмываем ему уши.

Кроме того, столь же верно, что он вызывает у нас не только любовь, но порой и досаду, раздражение, сожаление, нетерпение и даже отчаяние. Эти чувства мы бессознательно проявляем куда более драматично и убедительно, нежели нашу любовь, и смею утверждать, что для многих родителей это стало прави­лом поведения. Вот почему, если ребенок видит в нас злыдней, которые более или менее регулярно подавляют его, мешают жить, препятствуют удовлетворению его же­ланий, он непременно делается злым и агрессивным.

Тут могут быть разные ситуации. Если агрессивность проявляется в первые 2 или 3 года жизни малыша, он будет изливать ее непосредственно на нас. И так будет про­должаться в течение еще нескольких лет. Он будет пла­кать, кричать, намеренно не слушаться, а иногда даже попытается ударить нас, своих родителей. Все это совер­шенно нормально.

Если же он был чересчур избалован или заласкан в первые 3 или 4 года, его психическое раз­витие окажется замедленным, и тогда всякое изменение нашего отношения к нему начнет стимулировать агрес­сивные действия, которые он тоже выплеснет на нас. Но если его возмущение постоянно подавляется, оно накап­ливается и проявляется нередко лишь в зрелом возрасте, когда невозможно докопаться до причин, потому что аг­рессивность уже выливается в иные формы.

Мы называем подобный феномен «перенесение», это одна из самых обычных примет агрессивности. Вот пример: ребенок, которому мать не дает карамельку, пинком отшвыривает игрушку. Он не осмеливается столь же от­крыто излить свою злость на мать и «переносит» гнев и агрессивность на другой, более безобидный объект. Но чаще всего дети открыто проявляют свое возмущение родителями, а потом долго страдают от своего поступка.

Ребенок не может взять верх над матерью с отцом преж­де всего потому, что они взрослые, пользуются реаль­ным авторитетом и у них больше возможностей настоять на своем. К тому же ребенку уже привито чувство ува­жения и послушания, пусть даже с применением угроз и наказаний. Он сам огорчен из-за своего агрессивного поведения, у него рождается чувство вины и даже боязнь утратить любовь и заботу родителей.

Эта боязнь, в свою очередь, тоже может развивать агрессивность, и возни­кает порочный круг — ребенок чувствует себя подавлен­ным не только родителями, но также собственным чув­ством вины и страха. И его агрессивность теперь уже будет направлена и на всякие другие объекты.

Негативная сторона этой стадии развития состоит в том, что от агрессивности больше всего страдает сам ребенок. Он в ссоре с родителями, теряет друзей, ис­пользует лишь минимальную часть своих интеллектуаль­ных возможностей и живет в постоянном раздражении из-за мучительного гнета злобы и собственной вины. Не­редко он становится жертвой необоснованных и непод­властных ему страхов.

Все сказанное относится в основном к несчастным детям, неспособным обрести мир внут­ри себя и улучшить отношения с окружающими. Их агрессивность не уменьшается со временем именно потому, что она привычна и неконтролируема.

Для «лечения» агрессивности годятся примерно те же способы, что и для ее предупреждения. Не надо забы­вать, что, когда мы имеем дело с ребенком такого типа, одно лишь ласковое слово может снять его озлобление. Нужно, чтобы он чувствовал себя желанным и любимым даже ценой некоторых поблажек со стороны родителей. Нет нужды говорить, что было бы очень полезно понять причины протеста и сопротивления ребенка и исклю­чить их.



Comments are closed.